Когнитивное оружие

Когнитивное оружие

09 Дек 2017 Отрывок из книги

В этом суть когнитивного оружия – подмена понятий и искажение процесса понимания.

Когнитивное оружие

Первоначально наука составляла таинство, ею занимались, так сказать, по секрету, например, жрецы, и обязанность знающего состояла в том, чтобы знание передать близким членам корпорации, не во всеобщее сведение.

Д.И. Менделеев, «Какая же Академия нужна в России?», 1882г

Отложив фразерство, будем говорить о значении каждой мысли, сравнениями и выводами осветим обстоятельства. Помни, я всего лишь предлагаю узнать правду, больше ничего.

Что есть реальность? Что есть вымысел? Как живет обычный человек?

Мозг – всего лишь рефлекторный орган, он перерабатывает все подряд – тряпки, модные журналы, запах яичницы на кухне, может отличить на вкус курицу от выпендрёжа в виде жаренных лягушачьих лапок, переварить рок-концерт и учебник по квантовой механике.

Окружающий мир наполняет мозг тысячами готовых ответов на все случаи жизни, готовыми эмоциями, чувствами и переживаниями. Люди постоянно берут с кого-то пример, и в итоге они – не они, это не их мысли, а никчемность этих мыслей их удручает. Они начинают что-то подозревать, но бесконечная суета окружающей жизни, вечный стресс и борьба за выживание дают достаточно оправданий, чтобы оставить дело на потом.

Иногда странный проблеск пробивается сквозь вечно занятый мозг и на краткий миг освещает пустоту и тщедушность существования, человек бросается к ученым, затем к шарлатанам и духовным наставникам, а, бывает, и к гадалкам. Начинает читать книги, но, в отсутствие точки опоры, быстро запутывается, понимает никчемность усилий и опускает руки.

Потом приходит мысль, что ничего нельзя изменить и лучше просто не думать. Человек становится толпой - ничтожным, глупым, презренным, жалким, себялюбивым, подлым, злопамятным, завистливым и неблагодарным животным. Эти животные в диапазоне от осла до попугая охотно имитируют поведение друг друга и всегда равняются на худшего. Самые худшие неизменно получают деньги и власть, становясь примером для подражания и восхищения.

Однако власть генералов и банкиров, власть кнута и пряника, власть свежеиспеченного ростовщика или ишака, груженного золотом, власть морковки и железной палки с крючком – это не власть. Истинная власть, власть божественная – в священном страхе и трепете, слепой вере и поклонении, глубоких трансцендентных и иррациональных чувствах, которые только и руководят толпой.

Власть Богов – это мысль и слово, это власть над источниками смысла, когнитивная власть. Не понимая физической природы этого мира, невозможно понять его вторичные категории. Люди не понимают, что такое время, пространство, энергия, материя, язык, слово, не могут дать им определения, установить их свойства и взаимосвязанность. И уж точно люди не понимают, что такое сам человек, в чем его природа и назначение.

Для того чтобы что-то начать понимать, надо вначале определить понятия. Процесс определения понятий – создание образов и установление смысловых связей. Если образов нет, то и понимания нет. Если образы есть, но неправильные или неточные, то и понимание есть, но искаженное или вовсе ложное. Чем правильнее определены образы и связи, тем ближе понимаемый процесс отражает объективно существующий от человека сходный процесс в реальном мире.

Понимание рождает власть через прогнозирование и подстройку процессов. Для того чтобы чем-то управлять, необходимо понимать развитие процесса и влияние корректирующих воздействий хотя бы на смехотворно короткий срок. Иже бе владеют и рядят ны по праву те, кто понимает смысл происходящего.

Базовые идеи и связи определяют не ученые и тем более не политики. Их формулируют жрецы-волхвы, их единицы и только они обладают полнотой когнитивной власти. Но к чему им делиться с толпой божественной властью, раскрывая свой уровень понимания? Формулируя ложные догматы, подменяя смысл исходных понятий, искажая определения и скрывая фундаментальные сущности, жрецы создают ложные парадигмы и когнитивные ловушки для управления всеми людьми. Базовых парадигм очень мало, но именно они становятся основой всех знаний, всех наук, всех верований, ересей и суеверий.

В этом суть когнитивного оружия – подмена понятий и искажение процесса понимания.

Чем масштабнее разводка, чем она древнее, тем легче ее провернуть. Люди думают, что этого не может быть, что не могли все, и так долго ошибаться. Целые поколения ученых и философов на базе искаженных образов формируют ложные информационные поля, часто это очень красивые и целостные теории, находясь внутри которых, каких-либо противоречий найти вообще невозможно.

Глубокомысленные рассуждения, красивые математические выкладки, занятные опыты системно дополняют теории, еще более укореняя веру в их непогрешимости. Впрочем, нередко встречается и манипуляция фактами, очевидные промахи и дикие курьезы, но о них вспоминать как-то не принято. Наконец, парадигмы приобретают почти законченный вид, отцы-основатели получают статус пророков, и целая школа проповедников начинает кормиться истолкованием этой, изначально ложной теории. Правда, чем дальше, тем чаще возникают неувязки и парадоксы, расхождения теории с практикой, но от них, до поры до времени, легко избавиться методом страуса.

Мысль, что парадоксы и противоречия – это верный признак неправильного, неточного, неполного, или просто ложного определения базовых понятий, никогда не придет в голову истинного адепта любого учения или науки. Косность мышления и вера в абсурды так же сильны в науке, как и в любой тоталитарной секте.

В принципе, всякого рода религиозные, мистические, или псевдонаучные чувства, это исключительно личное дело конкретного человека, независимо от их позитивности или деструктивности для его личности. Почти все старые и новые парадигмы были прогрессивными для отдельного места и времени, но быстро загнивали и деградировали. То, что казалось Духом и огнем, становилось дорогим камением на иконах.

Во времена Ньютона и Ломоносова когнитивная власть полностью контролировалась церковью, именно за ней изначально традиционно стояли высшие жрецы. Ученые подвергались серьезной опасности в случае, если их стремление к познанию и излишне смелые догадки расходились с догматами церквей. У Галилея, Коперника и Джордано Бруно было время подумать над этой мыслью, она четко проясняет приоритет когнитивной власти высших жрецов, волхвов над всеми другими видами и источниками власти.

Но убогость догматично-богословского мышления, неспособность залежалых концепций ответить на вызовы научно-технического прогресса и появления новых знаний, очевидная направленность устоявшихся институтов на подавление природных творческих способностей человека закономерно подводила к тому, что когнитивная власть жрецов быстро теряла силу, уже не обеспечивала необходимые потребности в управлении, общество стремительно становилось светским.

В светском обществе ответить на глобальные философские вопросы: как устроен наш мир, как он появился, каковы фундаментальные законы природы, что есть Бог и что есть человек, сформировать фундаментальную физическую картину мира  - должны были новые люди, в первую очередь, философы и физики.

Это может показаться невероятным, но при всех успехах в технике и технологиях наука даже близко не подошла к формированию первичных фундаментальных образов и до сих пор во многом основывается на средневековых заблуждениях. Ученые по-прежнему не в состоянии ответить, в чем причины гравитации, пространства и времени, даже не помышляют сформулировать вопрос о физической природе Бога или, скажем, поставить задачу о путешествии к звездам – исконной мечте человечества.

На самом деле, наука как род человеческой деятельности принципиально не способна преодолеть когнитивный барьер, воздвигнутый древними жрецами. Именно так. Все это сделано намеренно и тянется из глубокой древности. Однако понять, что мир не в порядке, это мало. Бессмысленно разбирать приемы глобального когнитивного оружия, ложность базовых идей и принципов той или иной парадигмы, источники их происхождения и применяемые способы манипуляции процессом познания. Эту дорогу мы видели, и нам туда не нужно. Нужно просто найти выход. Нужно понять, увидеть первичные фундаментальные образы. Нужно найти источник всего.

Физика – основа всех естественных наук. И чтобы приблизиться к пониманию того, что скрывается по ту сторону когнитивного барьера, мы начнем с того, что взглянем на портреты двух людей. Эти люди – Никола Тесла и Альберт Эйнштейн.

Категории: